Маска лева (lewa), народ Вогео, острова Схаутен

Маска лева (lewa), народ Вогео, острова Схаутен

  • Вес: 0.71 кг
  • Страна: Папуа-Новая Гвинея
  • Размеры: 37, 5 (с бородой 74) х 28 см
  • Материал: Дерево, растительные волокна
0 ₽

20 000 ₽

   Духи, связанные с деревней и лесом, лежат в центре художественной и церемониальной жизни народов островов Схаутен, небольшого прибрежного архипелага к западу от дельты реки Сепик, в северной части Новой Гвинеи. Многие виды духов могут быть только слышимы, их голоса проявляются как звуки, производимые священными флейтами, свистками или бамбуковыми трубами, на которых играют деревенские мужчины. Однако духи, известные как «деревенский лева» («lewa»), становятся видимыми для общины в виде танцоров в масках, тангбвал (tangbwal), которые применяют ритуальные запреты во время подготовки к валаге (walage), церемониальному распределению пищи, приготовленной деревенским старостой.
   За несколько месяцев до валага староста вызывает деревенского лева из мира духов. Первым появляется женский дух лева, изображаемый мужчиной в громоздком костюме из женских юбок, который «поднимается из моря» и входит в церемониальный мужской дом, имитируя движения беременной женщины. В мужском доме лева «рожает» сыновей, обычно близнецов, которые выходят из дома на следующее утро. У каждого старосты есть пара деревянных масок, также называемых лева, которые представляют сыновей-близнецов. Два мужчины-лева выступают вместе, каждый из них носит маску лева в качестве центрального элемента сложного костюма, украшенного орнаментами из раковин и перьев, и носимого с огромным коническим головным убором и пышными одеждами из листьев саговой пальмы, которые скрывают тело ряженого. Хотя о духах лева говорят, что они немы, у каждого из них есть погремушка, звук которой сопровождает его движения, а также копьё. В таком обличии левы появляются ранним утром и танцуют непрерывно до наступления ночи. Роли братьев-духов, в свою очередь, исполняют несколько танцоров, которые надевают сложные костюмы, когда предыдущие исполнители устают. По окончании танца следует церемониальная трапеза, которая сигнализирует о начале запрета на хранение всех спелых кокосовых орехов в общине.
   В течение трех-четырех месяцев, необходимых для созревания достаточного количества кокосовых орехов для церемонии валаге, танцоры в масках лева периодически появляются, патрулируя рощи и сады, якобы для того, чтобы обеспечить соблюдение запрета, но также и для развлечения, игриво пугая женщин и детей, работающих в полях.
   Делегации из близлежащих деревень также посещают соседей с визитом, и пары гостей приглашаются надеть маскарадные костюмы и исполнить танец лева. Как только все необходимые для валаге кокосы созрели, лева отправляются обратно в страну духов, сопровождаемые погребальными песнопениями и причитаниями. На краю деревни строится длинная узкая платформа, которая служит метафорическим каноэ (kat) для перевозки лева на их обратном пути.
  Лева проходят кат и танцуют, после чего маскарадные костюмы снимаются и помещаются на тростниковые рамы, которые служат импровизированными манекенами. Манекены лева выставляются внутри каноэ в течение двух или трех дней, после чего костюмы разбираются, а маски возвращаются старосте на хранение до тех пор, пока не придёт время снова вызвать леву. В то время как лева в основном ассоциируются с валаге, староста может также призывать их появляться в других случаях, таких как открытие нового мужского церемониального дома, постройка торгового каноэ или прохождение обрядов его детьми.
  Лишённые церемониального облачения, маски лева остаются мощными скульптурами, чьи плавно очерченные черты объединяются в поразительные образы духов, которых они изображают.